Собака ру свадьбы. Свадьба солистки Театра Бориса Эйфмана Любови Андреевой и артиста балета Дениса Климука

Опубликованы официальные кадры со свадьбы принцессы Евгении — и они очень красивые! Собака ру свадьбы


залив, израильский флаг и цыганские лампасы

Бартендер Александр Болтян и дизайнер и модель Екатерина Затулина рассказали нам, как организовали «дачное торжество» в стиле Джима Джармуша и Эмира Кустурицы, что кидали вместо традиционных подвязки и букета, и кто был главной звездой на их свадебной вечеринке. 

Знакомство 

Катя: Когда я работала в «Бекицере», Сашу знали как человека, который вечно сидит в телефоне и пьет пиво. В одну из моих смен я пришла в мерче группы AC/DC, он как раз сидел за баром. Поднял глаза и оборонил два слова: «Классная футболка».

Саша: Катю я видел на работе довольно часто, но даже не думал подходить в силу ее возраста: мне —38, ей — 23. Спустя два года зацепились языками в переписке, и я пригласил Катю на одну из своих вечеринок, мысли о свидании у меня тогда еще не было. Она пришла ненадолго, но за тот короткий период живого общения я понял, что знаю этого человека уже очень давно. 

В следующий раз я позвал Катю на домашний ужин, который периодически устраиваю для друзей. Перед ее приходом я предусмотрительно спрятал счастливые автобусные билетики, которые хранил на полке, чтобы она не подумала, что я —  ребенок. Позже выяснили, что в одной из коробочек у нее дома тоже оказался ворох таких билетиков. А дальше — больше: я начинаю мысль — она ее продолжает, она начинает — продолжаю я, и так во всем. Через неделю мы стали настолько близки, что уже не смогли расставаться даже на сутки. Вскоре мы поехали в наше первое путешествие в Израиль. 

Предложение 

Катя: Когда Саша позвал меня в Израиль, я была максимально загружена работой. Если позвал бы кто-то другой, я бы, как обычно, отказалась, нашла тысячу отмазок. Поразмыслив над предложением, передвинула график и купила билеты. Даже сама не понимала, почему. 

Саша: Еще до Израиля я понял, что люблю Катю, но признаться в этом себе было страшно, а Кате — очень ответственно. В путешествии мы, как и до поездки, болтали днями и ночами, а в последний день я сказал себе: «Либо сейчас, либо никогда!». Мы сидели в старом порту Яффо, в баре «Контейнер», месте, уж точно не похожем на то, где объясняются в любви, но я все-таки рассказал Кате о своих чувствах. Предложение о замужестве последовало через месяц в Выборге: на тот момент я убедился, что с этим человеком хочу прожить всю свою жизнь. Никаких заготовок (даже кольца) не было: я просто спросил: «Выйдешь за меня?». И она согласилась. 

Подготовка 

Саша: Специальных людей для организации свадьбы мы не нанимали, все делали сами, помогали друзья. Они в шутку называют меня цыганом только потому, что я родился в Молдавии и люблю всю эту тематику. Катя же по национальности — еврейка. Вот мы и решили обыграть эту тематику и придумать необычный формат по собственным правилам — Redneck, Gypsy.

Катя: Если коротко: началась наша свадьба в стиле Джима Джармуша, а закончилась в стиле Эмира Кустурицы.

Саша: Рестораны, бары и клубы — это места, где мы уже не первый год работаем, и нам хотелось, чтобы свадьба прошла вдали от городской суеты и в кругу близких людей.

Катя: Сельская местность, загородный дом, залив, лес, все природные блага и наши друзья — не в классических платьях «подружек невесты» и строгих костюмах, а в расслабленных образах, чтобы было комфортно.

Локация 

Саша: Место для празднования находилось между Приморском и Выборгом, на берегу залива. Выборг для меня символичен — там я провел часть своей юности.

Катя: Не будем забывать о том, что это отчасти еврейская свадьба, а цены на коттеджи под Петербургом во время ЧМ пугают даже олигархов (смеется). На самом деле, место, которое нам удалось найти, соответствовало всем нашим ожиданиям.

Гости 

Саша: Расписались практически тайно, хотя ни от кого не скрывались. Для этого поехали в Пушкин вместе со свидетелями: моим коллегой и партнером Борей Кисилюком и Катиной подругой — Машей Филипповой.

Катя: Праздновали событие через неделю после росписи, на него были приглашены самые близкие друзья, примерно 40-60 человек + собака по имени Болт, член нашей семьи. В какой-то момент мы подумали, что он забыл про хозяев и почувствовал себя главным на этом празднике жизни. Конечно, тут ему и барышни, которых он так любит, и еда со всех сторон — полный рок-н-ролл!

Саша: Когда мы с Катей оказались в номере наедине, то очень обрадовались, что можем побыть без пса. Мы в шутку мечтали о том, что его кто-нибудь украдет, но не тут-то было: словно в книге О. Генри «Вождь краснокожих», нам его вернули вместе с поводком (разве что денег не заплатили!). Нашли его под дверью грустным, пришлось забрать в комнату. Болт снова с нами и по сей день.

Атмосфера

Саша: Исконно русских традиций, как вы понимаете, тут и быть не могло. На мой взгляд, ведущие, тамада, ряженные, воровство невесты, конкурсы и другие «забавы» смущают гостей и не дают молодоженам расслабиться.

Катя: Мы хотели, чтобы все прошло в спокойной и дружеской атмосфере, напоминающей барбекю — как в американских фильмах. Вместо духового оркестра с Маршем Мендельсона за пультом меняли пластинки Рома Смирнов и Валера Дятлов, а вместо букета невесты и подвязки у нас были фляга с бурбоном Makers Mark и пачка классического Lucky Strike.

Платье невесты и костюм жениха 

Катя: В соответствии с идеей нашей свадьбы мы точно не хотели традиционных образов. Поэтому для Саши подобрали костюм с элементами цыганского лоска — золотыми лампасами на брюках и пиджаке. Заказали его на сайте ASOS и дополнили шляпой от Stetson и ювелирными украшениями, а на мне был комплект от петербургского бренда So Number One, с которым я давно дружу и которым восхищаюсь. На ногах у нас с Сашей были «суперстары» Adidas Originals, и это неслучайно. Во время нашей поездки в Израиль мы оба купили кожаную обувь, которая ужасно натерла ноги. Решение проблемы приняли единогласно — отправились в магазин Adidas, купили по паре кроссовок и оказались в раю — в тот самый день мы решили, что не променяем их даже для свадьбы. 

Саша: Страсть к ювелирным украшениями я испытываю с детства, странно, что у меня еще нет золотых зубов. Именно поэтому дизайном наших колец я с радостью занялся сам, а воплотил мою идею ювелир Алексей Маркич. По сути, каждое из них — это два серебряных кольца, соединенных между собой четырьмя золотыми болтами. Надпись я выбрал символичную и на иврите: «Старый порт Яффо, Контейнер».

Медовый месяц

Медовый месяц мы решили провести в несколько этапов. Первый — это отдых в тихом семейном отеле на острове Джерба в Тунисе, что оказалось как нельзя кстати после месяца подготовки к свадьбе, когда мы практически каждый день вставали в 8, а ложились за полночь. Второй — это путешествие по Армении и Грузии, где уже больше не про сон, а про еду.

Фото: Влад Митричев и Катя Митричева

www.sobaka.ru

пляж, бир-понг и лирический джаз Шуры Кузнецовой

Одна из самых красивых девушек города Александра Янбухтина, исполнительный продюсер телеканала «Кино ТВ», и завидный жених Егор Крецан, спортивный менеджер футбольного клуба «Зенит», поженились — свадьбу играли в Солнечном под песни «подруги по журфаку» Шуры Кузнецовой. Нам молодожены рассказали, как сделать предложение, если все пошло не по плану, устроить красивый праздник без избитых клише и провести вечеринку в один день с регистрацией (и не сойти с ума!).

Александра: С Егором мы познакомились в 2005 году, когда поступили на факультет журналистики СПбГУ, но за время учебы практически не общались. Спустя пять лет, когда он уже жил в Москве и приезжал в Петербург только на выходные, мы случайно встретились сначала на вечеринке у друзей, а после на дне рождения Шуры Кузнецовой. Из Таврического сада, где проходило празднование, мы с Егором ушли уже вместе.

Егор: Предложение я хотел сделать прошлым летом, когда мы недолго путешествовали по Калифорнии, но из-за того, что подходящий момент по разным причинам не наступил, кольцо прокатилось в кармане от Сан-Франциско и до Лос-Анджелеса. И когда мы с Сашей вернулись в Нью-Йорк, где я на тот момент учился в Колумбийском университете, то вариант остался один: действовать прямо сейчас. Так что позвал ее посмотреть на город с крыш, но в каждом баре на 99 этаже, который мы последовательно выбирали, не было ни романтики, ни свободных мест. Так что пришлось спуститься на землю и просить руки в неизвестном винном заведении на углу 37 улицы и 3 авеню.

Александра: Во время подготовки к свадьбе у нас было одно желание — избежать любых свадебных традиций и стереотипов. Ни застольного банкета, ни тамады-шутника, ни разрыва баяна у нас не было: мы просто устроили вечеринку с родственниками и друзьями, которые проводили время без навязанных развлечений. Все активности — по желанию: одни играли в бир-понг (алкогольная игра, в которой участники стараются попасть шариком в стакан с напитком, — Прим. ред.), другие — в футбол на пляже, а третьи в это время пели песни под гитару. 

Сценарий, конечно, присутствовал, но за него отвечал настолько прекрасный ведущий, что все происходило естественно и само собой. Когда мы его искали, то желание было одно: найти того, кто потенциально смог бы стать нашим другом. С Сергеем из TwinBrothers так и получилось: он отлично вписался в коллектив и выглядел так, будто тоже пришел повеселиться, но c микрофоном.

Егор: С фотографами нам повезло не меньше: все визуальное в нашей семье так или иначе связано с Сашей, поэтому когда она увидела портфолио Юлии Франтовой, то сразу все решила. Чуть позже к Юле присоединился Гриша Оноприенко, который героически запечатлел все моменты, а за видео отвечали ребята из редакции «Кино ТВ». Свадьбы они, понятно, не снимают, поэтому для всех это был своего рода эксперимент. Мы просто попросили снимать так, как они почувствуют, а когда увидели первые исходники, поняли — все получилось.

Александра: Регистрация и вечеринка были запланированы на один день. Официальная часть — во дворце на Фурштатской, последующая — в ресторане «Атлантис» в Солнечном. Для каждого момента свой наряд: сначала я надеялась найти его в поездке на Каннский кинофестиваль, но оказалось, что там нужно искать не платье, а время на сон. А после безуспешного побега по всем магазинам Петербурга, решила обратиться в ателье и попала на примерку к Татьяне Кочновой. В студии поняла, что нам будет интересно работать вместе, поэтому доверила ей оба платья. Обувь к ним выбирала по стопам Кэрри Брэдшоу: начала день в Manolo Blahnik, а закончила в Jimmy Choo.

У Егора тоже было два костюма — если невеста решила переодеться посреди свадьбы, то почему бы не сделать то же самое жениху? На регистрацию он отправился в простом костюме от Acne Studios, год назад купленном в Нью-Йорке, а затем надел Gucci, который за пару недель до события нашел на распродаже в Италии. Костюм сделан из шерсти, поэтому был риск, что жених расплавится к концу вечера, но к счастью все обошлось.

Егор: На свадьбе было чуть больше 100 человек из разных уголков планеты: Кемерова, где я вырос, Москвы, Америки, Германии, Испании, Казахстана и Украины. Получилась очень душевная и творческая компания — ребята сделали нам несколько классных сюрпризов, а мы показали небольшой фильм про родителей — интервью о детстве, отношениях и ярких воспоминаниях (кажется, он вышиб слезу примерно из всех присутствовавших).

Александра: Один из самых красивых моментов свадьбы — наши с Егором первые минуты в Солнечном. Гости ждали нас на крыше ресторана, а мы поднялись к ним под песню грузинского певца Мебо Нутсубидзе, которого однажды случайно услышали на YouTube. Наш друг Сережа Ильин официально объявил нас мужем и женой, а потом началось веселье.

Егор: Хедлайнером вечеринки была Шура Кузнецова — большой друг семьи, на дне рождения которой и завязались наши отношения. Других музыкантов не приглашали, но в 22:00 за пульт встал диджей Паша Бронкс, который «растанцевал» всех гостей исключения. В нашем распоряжении были терраса, крыша, огромный пляж и ощущение лучшего праздника в жизни.

Александра: Мы довольно давно не были в отпуске, поэтому для медового месяца перебрали кучу вариантов. В итоге решили полететь в Португалию и прожить две недели в свободном режиме: кататься, купаться, загорать и, возможно, встать на серф (но это не точно).

Фото: Юлия Франтова, Григорий Оноприенко, Влад Амелин, Радмилла Сажина 

www.sobaka.ru

Опубликованы официальные кадры со свадьбы принцессы Евгении — и они очень красивые!

Кенсингтонский дворец опубликовал официальные кадры со свадьбы принцессы Евгении Йоркской — дочери принца Эндрю, третьего сына королевы Елизаветы II. На прошлой неделе она вышла замуж за своего возлюбленного Джека Бруксбэнка, с которым познакомилась в 2010 году на горнолыжном курорте. Свадьбу играли в часовне Святого Георгия в Виндзоре — там же, где обручились принц Гарри и Меган Маркл: на торжество приехали Наоми Кэмпбелл, Лив Тайлер, Дэми Мур, Робби Уильямс и Кара Делевинь, а также 1200 обычных британцев, выигравших приглашения в лотерею. 

Букмекеры гадали имя дизайнера свадебного платья Евгении с самой помолвки: в числе претендентов были Вивьен Вествуд, Стелла Маккартни и Эрдем Моралиоглу. Однако принцесса решила поддержать британский бренд Piter Pilotto, который сделал для нее «один из самых утонченных и новаторских королевских свадебных нарядов в истории», по версии Harper’s Bazaar. Помимо подчеркнутой талии похудевшей невесты, все обсуждали глубокое декольте и открытую спину — Евгения специально выбрала такой фасон, чтобы показать свой шрам на спине от операции. «Это трогательный способ почтить людей, которые помогли мне вылечиться от сколиоза, и поддержать детей и подростков, которым тоже пришлось через это пройти, — объяснила принцесса. — Я думаю, что мы можем менять представления о красоте и показывать свои шрамы. Мне правда кажется, что это очень важно».

Ранее Евгения Йоркская подробнее рассказывала об операции, которая длилась 8 часов и повлекла установление 20-сантиметровых титановых стержней. «Проблемы со спиной очень влияли на мою жизнь, как на жизнь любого 12-летнего подростка, — вспоминала принцесса — Теперь дети, глядя на меня, могут понять, что операция работает. Я — живое доказательство того, как врачи могут изменить жизнь человека».

 

www.sobaka.ru

Свадьба солистки Театра Бориса Эйфмана Любови Андреевой и артиста балета Дениса Климука

Наши списки завидных невест Петербурга заряжены на брачные узы: ведущая солистка Театра Бориса Эйфмана Любовь Андреева вышла замуж за друга, вдохновителя и артиста балета Дениса Климука. Свадьбу играли в родной Беларуси, куда привезли друзей, платья от Нины Штеренберг и кольца, созданные на 3D-принтере. 

С Денисом, уже моим мужем, мы знакомы давно: оба из Минска, учились в одном хореографическом колледже, вместе работали в Театре оперы и балета. Общались, дружили, иногда исполняли совместные партии в спектаклях, а когда я уехала в Петербург, дружеское общение переросло в серьезные отношения.

Свадьбу мы решили играть в Беларуси, где живут почти все наши родственники — привезти туда петербургских друзей оказалось легче. Организовывали торжество не сами — нам помогали ребята из агентства «Perfect», можно сказать, лучшей компании в Минске. Они проработали сценарий, нашли флористов, забронировали гостиницу, наняли визажистов и барберов. Это здорово, ведь в день X нам было на кого положиться: мы наслаждались происходящим и не переживали за организацию.

Тематика свадьбы — телевидение. Процесс общения с гостями напоминал программу «Вечерний Ургант»: ведущие — Глеб Давыдов и Дмитрий Дмитриев — приглашали каждого на диван, где произносились тосты и пожелания молодоженам. В перерывах выступала группа USB и Серж Горелый из «Камеди Клаба» (конечно, ненастоящие — их роли исполняли наши друзья), а вместо конкурсов мы отгадывали слова, как в старой популярной передаче «Устами младенца». Вечер был очень насыщенным: гости, как и задумывалось, не успевали ни есть, ни пить. Все это происходило в минской усадьбе «Royal Hall», а регистрацию брака мы прошли за день до большого праздника.

Как и любой девушке, мне хотелось индивидуальное свадебное платье, единственное в своем роде, поэтому о магазинах речи не шло. Думала заказывать наряд в Минске, но когда поняла, что попросту не смогу постоянно ездить из Петербурга на примерки, то стала искать дизайнера тут. С Ниной Штеренберг, на которую я долгое время была подписана в «инстаграме», меня познакомил Денис: он танцует в спектакле «Солярис» Юрия Смекалова, для которого Нина делала костюмы. Муж поговорил с ней и назначил встречу, а после мы придумали не только свадебное платье, но и за несколько дней сшили лук для первого танца и халат на так называемое «утро невесты».

Результат превзошел все мои ожидания — мы назвали мое платье нарядом принцессы, ведь оно действительно на него похоже. Ткань сверкала, сияла и переливалась в солнечных лучах — нам в тот день повезло с погодой. А вот костюм Денису мы покупали в магазине, и могу сказать, что в процессе шопинга я увидела белых рубашек больше, чем за всю свою жизнь. Ему сложно найти подходящий вариант и запонки — у моего мужа очень длинные руки.

Эскиз свадебного платья менялся несколько раз, но наряды подружек невесты были продуманы изначально. Определяющий цвет — марсала, который также повторялся в моем букете, бутоньерке, декоре и дизайне торта. При вспышке фотографов он получился красным, хотя в реальности был другим: более насыщенным, ярким, глубоким.

Обручальные кольца нам делал прекрасный ювелир Иракли Анели. В свое время он увидел меня на портрете фотографа Алексея Кривцова, и снимок ему настолько понравился, что Иракли захотел и подарил мне бриллианты. Попросил позвонить, как только я придумаю, в какое украшение их вставлю и на какое мероприятие надену. И вот-таки настал тот день! 

Иракли предложил сделать кольца на 3D-принтере, и мы долго искали петербуржца или москвича, который бы смог воплотить эту идею. Но в итоге Иракли сделал все сам: отобрал наши совместные с Денисом снимки и разработал по ним 3D-фигурки жениха, невесты и молодоженов в танце. Израсходовал бриллианты на пол-карата! Но оказалось, что это были новые камни, а мой подарок он вернул в целости и сохранности, сделав нам еще один свадебный комплимент.

Мы с Денисом — артисты балета, поэтому, естественно, от нас ждали роскошного первого танца. Но в этот раз нам хотелось танцевать, в первую очередь, для себя, придумать что-то действительно оригинальное. Когда мы приехали в усадьбу обговаривать организационные моменты, нам сказали, что в зале есть крюк для полотен. Я зацепилась за эту идею (в прямом смысле слова!), долго и сложно уговаривала жениха, а когда он, наконец, согласился, наняла профессионального тренера. За четыре занятия он раскрыл нам секреты танцев с полотнами и обучил необходимым (очень красивым!) элементам. Хотя без стресса перед выступлением, конечно, не обошлось. 

Классического медового месяца на морях у нас не предвидится: Денис взял отпуск за свой счет еще до свадьбы, поэтому сейчас мы «догуливаем» последние деньки. Потом муж возвращается на работу, а я буду продолжать наслаждаться природой родной Беларуси.

Фото: Илья Садовский

www.sobaka.ru

свадьба Софьи Белле и Романа Нестера

Я сразу отбросила вариант пойти и купить готовое платье от известного бренда. Мне становилось душно в свадебных салонах, и я выбегала из каждого через пять минут. Решила создать что-то свое: долго изучала силуэты, картинки, классические и современные образы, но совсем не видела среди них нужный вариант. В какой-то момент мне захотелось остановить бесконечные поиски и выйти замуж в простых джинсах и кедах. Но нет. Я же девочка, и хотя бы раз в жизни должна почувствовать себя принцессой!

Мне очень помогла моя soul mate Мария Мануилова, которая занимается брендом MANKA и продает вещи собственного дизайна в Санкт-Петербурге и Москве. Только ей я могла доверить свое подвенечное платье, ведь мы давно понимаем друг друга с полуслова. Обе любим небрежность в одежде, необработанные края, косые линии. Видимо, наша страсть к такому крою берет начало в нашем институте — Академии имени Штиглица. Даже смеялись, что туда отбирают именно по этому принципу!

Когда Маша приступила к моему заказу, я узнала, что она ждет ребенка. Забавно, что в какой-то момент я примерила на себя свадебное платье своей мамы и решила «забрать» от него вырез на спине. Получилось, что мой наряд объединил нежность и любовь двух важных для меня людей, один из которых находился в предвкушении самого долгожданного для любой женщины события.

Что касается цвета платья, то у меня в голове давно крутился образ цветка-пиона, но не хотелось его использовать напрямую — уж слишком он сейчас популярен. Также я пыталась избежать излишней ванили и приторной сладости, перебрать с которой на таком празднике как свадьба очень легко. Мое платье должно было отразить меня и мой сложный противоречивый характер, стать одновременно нежным и немного дерзким. С рваными краями, легкими тканями и отголосками детской мечты — никакого консерватизма и кружева! А еще я всей душой ненавижу подвернутый низ на подоле.

Мы принципиально отказались от идеи платьев подружек и костюмов друзей. Решили, что все гости могут прийти к нам на праздник в любой удобной для них одежде. Единственное условие дресс-кода — белые кеды (девочки могли в них переобуться после залихватских танцев), поскольку территория, где мы провели церемонию, местами покрыта галькой.

Мы потратили два месяца на поиск «своего» места, накатав за рулем почти 500 километров под Петербургом. В процессе избавились от нашей первой идеи сделать свадьбу на открытом воздухе, на заливе, в окружении балтийских сосен. Оказалось, что по-настоящему уединенных мест практически не найти, а те, что есть, чем-то не устраивали или были попросту безвкусны.

В итоге место проведения церемонии стало большим сюрпризом для многих. Мы выбрали Музей уличного искусства на Шоссе Революции, и это было попадание в яблочко! Достаточно сказать, что фотографы, видеографы и ведущий —  те, кто провел уже под сотню свадеб —  были в шоке от того, как выглядит площадка. В хорошем смысле, конечно. Мои родители — тоже творческие люди, художники, и мне удалось их удивить и впечатлить. Но главное, что с моим выбором был согласен Рома —  он занимается современным технологичным бизнесом, и такое место абсолютно подходило ему по духу.

Лейтмотивом свадьбы стало сочетание гранжевого антуража бывшего завода и нежности в цветах платьев, льняных скатертей, красивой посуды. Это был не очередной «заезженный» лофт, в котором проходят сейчас все мероприятия, и даже не обычное предприятие с гигантскими трубами из кирпича, а целый музей с граффити и арт-объектами! Когда мы выбрали площадку, выяснилось, что среди моих гостей есть скульптор — автор одного из этих объектов.

Идею продолжила организация свадебного ужина — он состоял из двух частей. Первая была формальной «ресторанной» с красивым оформлением и главной частью, где подавали горячие блюда. А вторую часть мы устроили на улице, куда наши друзья из ресторанной группы Бурова и Коккова подогнали прицеп-смокер и на месте приготовили нереальный техасский брискет! В России такой только один: ребята специально доставили его из Техаса всего пару месяцев назад, и это был первый раз, когда он обслуживал свадьбу.

Классического торта «пирамидкой» не было. У нас был плоский техасский десерт! Внешне он вообще не был похож на свадебный, но при этом был безумно вкусным!

Внезапным сюрпризом для нас и гостей стало то, что один из наших друзей, барабанщик группы «Сплин» Алексей Мещеряков, сел за барабанную установку и полноценно отыграл трек вместе с кавер-командой. И даже выдал соло на ударных! 

Нашу церемонию провел близкий друг обеих наших семей Дмитрий. Мы огорошили его такой просьбой всего за неделю до церемонии (прости, Дима!). Но в итоге все получилось в тысячи раз лучше и душевнее, чем, если бы это делал профессиональный ведущий или тетка с казенным голосом. Мы обменялись с Ромой кольцами и произнесли клятвы друг другу. Я сказала мужу самое сокровенное — все, что было у меня на душе, не стесняясь присутствующих (это же наши самые близкие люди!). Зал плакал.

В организации и координации свадьбы, проработке концепции, доставке декораций на локацию нам помогли ребята из московского агентства Feerique Events & Emotions, финалистов премии Wedding Awards 2016. Их сильная сторона — работа с декором и именно она была нам крайне важна в нашей свадьбе.

Признаюсь честно: я долго убеждала Рому, что мы можем сделать свадьбу не тягомотной банальщиной, которой он боится как огня. Поэтому на нашем торжестве не было многих традиционных для европейских и российских свадеб вещей. Одну фишку мы переняли, как ни забавно, из китайской культуры — выбросить букет невесты сразу же после обмена кольцами. Это же так логично!

Также мы отказались от идеи провести день накануне в люксовом и красивом отеле, и вместо этого нашли квартиру на Фонтанке с потрясающим видом на реку из огромных окон и настоящим «питерским» эркером — и все это в стороне от туристических маршрутов. Эти апартаменты точно стали одним из важных формирующих нашего свадебного настроения, ведь наш праздник должен был стать очень «петербургским», как мы и ощущаем себя сами, хотя уже три года живем в Москве.

Свадебный танец мы озаглавили песней «Way Down We Go» исландцев Kaleo — ее выбрал Рома. Она одновременно нежная и брутальная и сочетает в себе все, что мне близко. Мы уже полгода занимаемся блюзовым танцем, и наши московские преподаватели Наталья и Ник за это время учили нас умению слышать и чувствовать друг друга. Это оказалось безумно сложно! Мы огорошили их просьбой поставить нам свадебный танец в последний момент: у нас было всего три занятия на то, чтобы привыкнуть к новой мелодии и движениям. В итоге мы не репетировали танец в классическом понимании, не отрабатывали элементы, а просто двигались под музыку без строгого плана — и для нас это было лучшим решением!

Когда мы смотрели видео на «Way Down We Go», где Kaleo поют в толстых шерстяных свитерах в огромной камере вулкана в Исландии — со стен капает вода, а из ртов идёт пар — мы переглянулись и поняли, что, кажется, нашли «своё». Прямо сейчас (на момент интервью — Прим. ред.) мы сидим на маленькой затерянной среди гор ферме Скаланес, где до ближайших деревень десятки километров. Романтика огромных пространств, невероятных ландшафтов, уединения и сурового спокойствия природы — это про нас! И самый главный подарок нам с мужем сделала природа — в одну из редких безоблачных ночей на берегу Атлантического океана мы увидели северное сияние на всё небо. Я рыдала от счастья!

Фото: Роман Киташов, Юлия Франтова

www.sobaka.ru

свадьба Анны Тарасовой и Алексея Мышинского

Петербург продолжает терять завидных невест: внучка Алисы Бруновны Фрейндлих, 22-летняя Анна Тарасова, вышла замуж за актера театра и кино Алексея Мышинского. «Собака.ru» первым узнал у невесты все подробности долгожданного торжества: как устроить диснеевскую сказку в Комарово при помощи деревянного замка, оркестра и платья от Татьяны Парфеновой. 

Леша сделал мне предложение в Диснейленде, рядом с замком Спящей красавицы, поэтому с темой свадьбы выбор не стоял. Когда мы вернулись из путешествия, нас стали поздравлять родственники и друзья, а подруга-художница нарисовала открытку с розовым замком. Получив ее, мы поняли, что не хотим видеть на наших пригласительных ничего другого: так загорелись сказочной атмосферой, что потом даже арку для выездной регистрации заказали в виде замка.

Арка из цветов — это, конечно, красиво, но уж слишком банально. Хотелось предварить в жизнь детскую мечту каждой девочки. Во время торжества ко мне подходили подруги со словами: «Господи, у тебя была свадьба в стиле диснеевской принцессы! Я всегда такую хотела!». Мне было приятно слышать, что мы выбрали верное оформление.

Я с самого начала настаивала на выездной регистрации, как у Джулии Робертс или Дженнифер Лопес в голливудских фильмах. Проблема была в том, что в нашей стране официальное заключение брака вне ЗАГСа запрещено, поэтому пришлось делить свадьбу на два дня. Некоторые молодожены поступают так: утром едут на регистрацию, а потом возвращаются домой и начинают собираться на празднование. Но в моей голове это совершенно не укладывалось: арка, тропинка, стулья гостей, и жених впервые видит свою невесту в платье. Как мы можем утром готовиться вместе, потом разойтись по углам и у импровизированного алтаря делать вид, что впервые за день видим друг друга? Никаких настоящих эмоций!

Мы расписались заранее, 12 августа, не пригласив никого из родных. Объяснили им, что тогда они не смогут сполна прочувствовать главный праздник, который запланировали на 14-е. В день официальной регистрации брака мы были вдвоем, а потом уже делились нашем счастьем со всеми.

 

 

Свадьбу решили подготовить самостоятельно, не хотелось, чтобы самым важным в жизни торжеством занимались чужие люди. На помощь пришли друзья и знакомые: Оля Панютина занималась декором, всем оборудованием и координацией в день свадьбы, Яна Сафронова взяла на себя цветочное оформление, множество деталей и воплотила задумку с аркой. Также немного помогали родители, и они же задавали настроение свадьбе. К примеру, мама вместе с друзьями подготовила зажигательный танец, а потом устроила целый флешмоб в честь объединения двух творческих семей в одну большую.

Самая большая проблема, как выяснилось потом, оказалась с платьем. Изначально я думала: уж что-что, а его я найду быстро. Отправилась в один салон, в другой, в третий, и у меня буквально началась паника. Нарядов нужно было купить два: так как выходишь замуж единственный раз, хотелось попробовать на себе сразу несколько вариантов. Первое — приталенное, обязательно в пол, второе — короткое, для зажигательных танцев. Но в магазинах Петербурга мне ничего не понравилось.

Спасла, опять же, мама: познакомилась с Татьяной Валентиновной Парфеновой, которая в один миг перевернула всю мою жизнь. С первого дня общения я поняла, что попала в надежные руки! Образец второго платья я нашла в Instagram-аккаунте Ульяны Скопиновой (дизайнер свадебных платьев из Петербурга — Прим.ред.). В основном она шьет наряды пышные и большие, которые я никогда на себе не представляла. Но было одно короткое, блестящее, с декольте и открытой спиной — я поняла, что без него не проживу свою свадьбу! 

Во время примерок захотела ободок, напоминающий корону (куда без нее настоящей принцессе?), и фату в пол. Не так часто встречаю невест, у которых фата длинная и сзади, и спереди, — мне кажется, это очень красиво. Хотя я понимаю, почему все отказываются от такого варианта: носить эту деталь весь день очень сложно, я думала, что к вечеру моя голова останется без волос.

Платья подружек невесты были розовыми в цвет символа нашей свадьбы — замка Спящей красавицы. Парней этим оттенком решили не мучить и попросили надеть традиционные белые рубашки. Найти жениха среди них было просто: друзья были в бабочке и с бутоньерками, а Леша — в строгом галстуке под black-tie костюм.

Свадебных букетов у меня было два: с одним я поехала в ЗАГС, а потом подарила маме, со вторым появилась на главном торжестве. Кидать его подружкам я не собиралась — не люблю все эти банальные традиции, да и драка потенциальных невест за букет никому не нужна. Вместо этого я привязала к нему одну ленту, вложив еще несколько в свою руку, и попросила девочек потянуть их на себя. Кто выбрал нужную, той и суждено выйти замуж, — это настоящая судьба, а не дележка букета. Леша вместо подвязки кидал бутоньерку — странно делать символом любви и женитьбы то, что кто-то носил на ноге весь день.

Первый танец у нас был тоже очень необычным — под песню Pentatonix — Rather Be. Мы не хотели танцевать занудный «медляк», поэтому попросили хореографа и артистку Веру Егорову поставить нам зажигательный перфоманс. Танец был не просто с заученными движениями, а с историей нашего знакомства, которое мы воспроизвели в присутствии близких.

Ведущим на свадьбу мы позвали Константина Анисимова из Москвы, который работает в «Вечернем Урганте». Он запрещал нам говорить слово «конкурсы» — оно кажется ему пошлым, поэтому у нас были интерактивы: например, игра «Что? Где? Когда?», для которой мы с мужем заранее записали видеовопросы и ответы.

Еще мы с Лешей сделали музыкальный клип — монтировали его в последний момент, ночью перед свадьбой. Есть определенная песня, под которую он мне сделал предложение, — это «Нынче ты узнал любовь» из мультфильма «Король Лев». Видеоролик получился очень нежным и при этом не без чувства юмора.

С медовым месяцем вышло все просто: сразу решили, что это будет Америка. Мы очень активные ребята и не приемлем отдых в формате пляжа. Тем более, в новом статусе мужа и жены хочется многое посмотреть. Америка — это страна, где можно посетить города с разным колоритом и ритмом жизни, поэтому мы посчитали ее идеальным вариантом. Теперь находимся в предвкушении поездки и ждем очередного визита в Диснейленд, к замку, который озаглавил всю нашу свадьбу.

Фото: Ксения Антонова

www.sobaka.ru

Свадьба хореографа Мариинского театра Ильи Живого и стилиста Сони Вартанян

Мы планировали сыграть торжество в Петербурге, но быстро отказались от этой идеи — хотели остаться с Ильей наедине и уехать подальше от привычной обители. Даже раздумывали отправиться в Вегас! Но в итоге решили, что будет символично провести церемонию в Тайланде — именно там почти год назад муж сделал мне предложение. С собой позвали только мою родную сестру, а родителей попросили дождаться нашего возвращения дома. Мы обязательно с ними поужинаем и отметим это событие, но сама свадьба — очень личный момент.

Все происходило на берегу моря, на отдельном острове, куда нас доставили на небольшой лодке. Своеобразным ЗАГСом для меня и Ильи стала цветочная арка, где мы обменялись кольцами и произнесли клятвы. После — традиционная фотосессия и не совсем традиционный променад на белом скутере. На нем мы вернулись в наш стильный и красивый отель Naka на Пхукете, где распивали праздничное шампанское и прыгали в свадебных нарядах в бассейн. Идеально!

 

 

Конкретной тематики у свадьбы не было. Для меня как для стилиста важным было сделать все по-своему, в любимом минимализме. Все — начиная от одежды и колец, и заканчивая нашими апартаментами, — было очень простым, но со вкусом.

Я всегда ношу простые наряды, очень люблю открытую спину и декольте. В повседневной жизни выбираю именно такие силуэты и не стала отходить от них при составлении своего свадебного образа. Платье я изначально представляла именно таким, но, на удивление, не могла найти подобный фасон в магазинах. У нас очень много нарядов в «бельевом стиле», но все было не то! В итоге обратилась за помощью к своей хорошей подруге и дизайнеру бренда Jana Segetti Натальи Каптур. Она сшила все в сжатые сроки, буквально за неделю, и платье доставляла мне на остров родная сестра — единственный гость на нашей с Ильей свадьбе. Так что финальная примерка была уже в ночь перед самой церемонией.

www.sobaka.ru